ХРОНИКА ОДНОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ
(версии и факты)

Александр МОРОЗ
 
2. Стратегическая схема


      Каждый политик, влиятельная группа, властная структура, партия и тому подобные по-разному выстраивают свою перспективу. В итоге, намерения и действия различных субъектов общественной жизни накладываются, влияют друг на друга и в общем политический процесс развивается как синтез разнообразных факторов.

      Со временем, когда они становятся фактами общественной жизни, их взаимосвязь раскрывает авторские замыслы и позволяет прогнозировать дальнейшую логику развития.

      За прошедший после президентских выборов год произошло немало событий, позволяющих определить ключевые точки политического процесса и намерения его разработчиков. Бесспорно, основным конструктором в этот период выступал Президент. Не сам, на то у него есть неравнодушные подчиненные. Тем более, ему не обязательно было говорить о своих намерениях. Их нетрудно угадать. А челядь этому "искусству" учить не надо.

      Все, что произошло в течение года, убедительно свидетельствует: Президент готовится к третьему сроку. Или кто-то его убедил, что это желание народа, или сам он поверил в свою исключительность, или в этом он и его окружение увидели гарантии собственной безопасности - не суть важно. Но вышеупомянутые факты: создание специфического большинства в парламенте, провоцирование референдума и его проведение, искажение его содержания в представлении предложений относительно изменений к Конституции, продолжение перманентного противостояния с правительством и шельмования даже ручного парламента, усиление контроля над СМИ и прочее, - все подтверждало: власть продолжает бороться за власть. А некоторые высказывания приближенных к "рулю" людей начали понемногу зондировать общественное мнение по поводу того, что, мол, согласно нынешней Конституции у Президента как будто бы первый срок, "забывая", что в Основном Законе главное, - что записано, а не где и когда. Сам Президент за этим наблюдал молча.

      Для реализации подобных намерений важно показать Президента на белом коне, а потенциальных конкурентов - мелкими и запятнанными. Тогда больше уверенности.

      Собственно, обеливание началось в середине 2000 года, когда стало очевидно, что олигархи, которые больше всего старались в ходе предвыборной кампании, не удовлетворяются ролью пажей короля, а уже откровенно дергают за полы, разворачивая его то в сторону энергетического комплекса, то к кадровым разборкам на местах (Черкассы, Кировоград, Васильков и тому подобное), то к большой приватизации. В доверенных, постепенно сужающихся кругах, пошли разговоры о способах отдаления Президента от Суркиса и Медведчука, Волкова, Бакая, даже Пинчука. Предусматривалось сначала отдаление, потом урезание свободы действий усилиями СБУ, МВД, прокуратуры и налоговой администрации. Ограничение свободы предусматривалось и в широком, и в буквальном понимании слова, тем более, что досье на каждого в определенных службах требовало соответствующего реагирования, а для появления "на белом коне" необходима еще и активная демонстрация борьбы с коррупцией, за сохранение основ государственности. Здесь не обойтись одними предупреждениями пенсионерского "государственного переворота" или выявлением подпольного цеха по изготовлению фальшивой селедки.

      Не прекращалось ослабление влияния партий. Правый политический спектр нуждался в постоянной перетасовке кадров и структур. Основное внимание уделялось "рухам", потому что в их электорате еще не умерла романтика политического действия. Расчленение, объединение, создание дополнительных "объединительных" структур, которые могли только разъединять, - все это варилось на кухне с улицы Банковой.

      Проще с социал-демократическим спектром. Он хорошо укомплектован финансовыми потугами Медведчука-Суркиса и даже комсомольская школа А.Зинченко мало маскировала глубинную сущность политико-финансового образования, хотя по формам работы, умению привлекать перспективных людей, участию в политических акциях, реверансам к традициям и народной памяти среднему обывателю тяжело распознать настоящее лицо партии, тем более, намерения ее руководства. Партия стала влиятельным фактором политической жизни, элементом власти, и поэтому держать ее в управляемом русле можно, только играя на финансовом поводке и присматриваясь к отношениям В. Медведчука и Г. Суркиса. Их финансовый "брак" уже прошел не одно испытание, да порой бывает в семьях: и детей нажили, и имущество приобрели, и со стороны близких и знакомых как будто все прилично, но... кто здесь главный? "Я - добытчик, али кто?" - пел когда-то В. Высоцкий. По другому, правда, поводу.

      Намерения В. Медведчука относительно президентства кое-где проглядывались, как тот дым, которого без огня не бывает. Не случайно он демонстративно проявляет лояльность к "новому-старому", но "семья" на все это смотрит с пониманием, трезво, как и на заметное любезничание между А. Волковым и В.Медведчуком. Хорошо бы иметь такое новообразование как опору власти, тем более, что в таком расписании удобно "проваливается" Г. Суркис - олигарх, по словам Л.Кучмы, хороший, но для обеливания не совсем подходящий. Однако эта опора ненадежна, - может и сама властью заняться. Таким образом, нейтрализация В. Медведчука в перспективе была возможной прежде всего с помощью досье силовиков, тем более, для последних конкуренция в бизнесе давно стала немаловажным самостоятельным стимулом.

      В правом политическом спектре собственно партий осталось немало, но влияния они не приобрели и до следующей президентской кампании их в расчет можно не брать. То, что осталось от НДП (В. Пустовойтенко, А. Кинах), может служить дополнительным резервом, но не больше. Как раз поэтому и продолжается перегруппировка и этих структур, и групп П. Порошенко, А. Деркача и прочих. Им отводится роль инициаторов поддержки, хотя она уже обременительна для кое-кого из думающих лидеров, которые в политическую элиту пробились самостоятельно и отведенную роль переросли.

      В левом спектре работа велась по обычному принципу: разделяй и властвуй. Намерения расколоть КПУ не удались, хотя два осколка - молодежный и взрослый - все-таки появились на свет. Феномен КПУ существует, суть его сводится к традициям КПСС и преодолеть их в ближайшее время не удастся. Их можно только использовать. Использовать по-разному. Руководство КПУ правильно учитывает особенности этих традиций: дисциплинированность, подчинение желанию ЦК, фетиш коллективного решения. Это сохраняет партию, защищает ее и руководство от резких поворотов, гарантирует электоральную квоту в размере, достаточном для заметного присутствия в парламенте.

      Эту особенность КПУ научились использовать и на Банковой. Опыт нескольких политических кампаний подтвердил, что прогнозируемую неуступчивость коммунистов можно перевести в актив власти, что без расходования лишних сил и ресурсов можно получить необходимый компонент власти, не очень угрожающий, но щекотливый для западных аналитиков. Главное - не допустить координации действий, а прежде всего - объединения в левом политическом секторе.

      Именно поэтому после советов и родительского благословения на Банковой за "объединение" берутся то И. Чиж, то С. Довгань. И чем больше они получают финансовой, материальной и организационной поддержки от власти, тем сильнее их "объединительные" потуги, и соответственно большее отдаление от тех, кого они берутся объединять. Зато голосование в сессионном зале "объединителей" красноречиво: здесь они в объятиях с Банковой.

      Не вписывается в стандартную схему Социалистическая партия. Попытки расколоть ее не увенчались успехом. Фракция истерзана, но позиции свои сохранила, рейтинги партии и ее актива несмотря на навешивание ярлыков политических аутсайдеров остаются высокими, а политически близкие зарубежные партии и межпартийные структуры, в частности Социнтерн, очевидно, не случайно свои контакты с СПУ делают систематическими. "Нестандартность" СПУ проявляется в том, что ее не удается обвинить в консерватизме. Она не тянет назад, но не отказывается от лучших традиций прошлого. Она за необходимые реформы, но без издевательств над людьми. Она, опять же, за реформы, но законные, продуманные, прозрачные, выгодные человеку, обществу и государству. И не просто "за", а предлагает конкретные программы, основы, проекты законов... Ее предложения - из жизни. Не удивительно, наверное, что, выступая недавно на научно-практической конференции по проблемам экономики, Президент едва ли не слово в слово повторил тезисы Социалистической партии относительно практического положения дел в этой важнейшей сфере общественной жизни. Пожалуй, помощники перестарались...

      Расчищая политическое пространство в борьбе за третий срок президентства, относительно СПУ выбраны два направления: везде уничтожать ее актив, обвиняя партию в том, что ей "чем хуже, тем лучше", и навешивать на ее руководителя А. Мороза все невообразимые грехи, - от вины за отставание Украины до участия в террористических актах и связях с коррупционерами. Ничего, что аргументы для дискредитации выбраны абсурдные: чем бессмысленнее пропаганда, тем легче ее внушить населению. Этот метод испытан давно. К тому же в случае с СПУ следовало заботиться не только о президентской гонке, а закладывать ее предпосылки еще на парламентских подступах, в 2002 году, или даже раньше, в зависимости от развития событий. Именно поэтому против Соцпартии борьба велась и ведется.

      Среди конкурентов из исполнительных - и непартийных - структур отслеживались все возможные кандидатуры. Делалось это с перестраховкой. Возможно, у человека и не было амбициозных намерений, но как только его деятельность становилась заметной, а сам он поднимался хоть чуть-чуть над средним уровнем умением говорить без бумажки, внешностью, возрастом, профессиональными способностями, его тут же отстраняли от дел. Примером такого изгнания из политики стал Б. Тарасюк, до недавнего времени министр иностранных дел. Подобная перспектива ожидала бы и В. Литвина, главу администрации Президента, хотя теперь потребность в этом отпала по другой причине. Что касается Ю. Тимошенко, то ее фигуре внимание уделялось все время, но массив накопленного на нее компромата позволял держать ее в руках обычным, проверенным способом, чтобы использовать этот "аргумент" в более удобное время.

      Хуже дела с В. Ющенко. Компромат есть и на него, но он не так "стреляет", ибо сфера его профессиональной деятельности - Национальный банк - не дает простых доходчивых для обывателя обвинений, как например: украл, вывез, прихватил... На самом деле, и то, что он рисует, можно представить как недостаток, но для этого необходимо разрабатывать сложную схему компрометации. Здесь же требуются быстрые, "поражающие" аргументы. К тому же, кроме далеко идущих намерений, есть и требования настойчивых олигархов. Выборы выборами, но они ждать не хотят уже сейчас.

      Итак, при таких обстоятельствах борьба то обострялась вплоть до заявлений премьера об отставке, то приобретала латентные признаки - вплоть до "плечом к плечу с нашим Президентом", из уст В. Ющенко, но не прекращалась ни на минуту. Создалась, на первый взгляд, парадоксальная ситуация: Президент декларирует свою приверженность реформам, правительство В. Ющенко добивается кое в чем положительных сдвигов, но сразу превращается в самую большую проблему и угрозу для Президента. Потому что, во-первых, тем самым подтверждается тезис его оппонентов, что 9 лет, из них 7 - при фактически единоличном руководстве Л. Кучмы, реформы не осуществлялись, потому что ими никто не занимался. Во-вторых, сокращение задолженностей по зарплатам и пенсиям, оздоровление ситуации в ТЭК, высвобождение ресурсов на социальные программы, уменьшение внешнего долга, отсутствие "свежих" обвинений в коррупции - все это наносит сокрушительный удар по репутации Президента.

      Заметно, что глава государства сожалеет, что под внешним влиянием предложил кандидатуру премьера, и то и дело проверяет готовность рычагов контроля над правительственной ситуацией (ГНА, СБУ, МВД, Генпрокуратура, губернаторы, "пятая колонна" в Кабинете министров, олигархические группировки в парламенте, основные государственные СМИ, имплементационный, бюджетный и налоговый процессы и прочее). Он рассчитывает на то, что опираясь на эти инструменты, сможет решить "проблему Ющенко".

      Следует иметь в виду, что эта проблема касается не просто смещения с поста премьера. Это давно можно было сделать. Задача - сместить после дискредитации, ударить так, чтобы у него не было ни намерения, ни надежды подняться. Не стоит анализировать инструментарий для достижения этой задачи. Он продуман и частично уже воплощен. Пока самое эффективное направление - поддержка премьером деятельности по реформированию ТЭК со стороны Ю. Тимошенко, которая уязвима для критики с использованием антикоррупционной аргументации.

      Считаясь с внешним фактором (В. Ющенко еще не растерял своей репутации на Западе), Президент хотел бы, чтобы с правительством расправился парламент. Для этого еще будет время и проверенные способы давления, прежде всего бюджетный. И имплементационные возможности не отбрасываются. На всякий случай началась "раскрутка" не чужого для Запада С. Тигипко. Он тоже молод, красив, с опытом, но "более удобный", потому что "днепропетровец" и его есть чем держать - компромат отложен про запас. Как переходный вариант рассматривается и кандидатура В. Горбулина.

      Итак, ближайшее окружение Президента стратегию выстроило и замаскировало. Определили объекты удара из числа политиков, партий, властных и общественных структур, вымуштровали СМИ, получили возможность направлять парламент в нужное русло, равнодушное население. Время действовать по простой схеме: имплементация нововведений к Конституции (если не проходит - еще один референдум), досрочные выборы, фактически: назначение урезанного парламента. Затем - принятие новой Конституции с пожизненным президентом, как это делается в некоторых странах, лидеры которых становятся образцом для украинских. А как же, - там все просто и ясно и... никакой тебе головной боли.