ХРОНИКА ОДНОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ
(версии и факты)

Александр МОРОЗ
 
6. Маневры с провокациями


      Звонок был поздним даже с учетом режима работы в партийном штабе. "Надо встретиться", - сказал секретарь Политсовета В. Шибко. В пол-одиннадцатого мы сели изучать объемный документ, переданный спецкурьером. В нем крик души одного из "заместителей начальника специального отдела администрации Президента". Отдела с чрезвычайными полномочиями, который занимается "...беспрерывным мониторингом и анализом финансовой и политической деятельности ключевых субъектов украинской политики, в первую очередь тех, кто входит в окружение Президента или существенно влияет на политико-экономическую ситуацию в стране".

      "...Для реализации данной задачи у отдела есть вся необходимая аппаратура для прослушивания телефонных линий, служебных и жилых помещений субъектов, находящихся под наблюдением. ...Имеется неограниченный доступ к базам данных правоохранительных органов, налоговой администрации и, как это ни странно, некоторых иностранных спецслужб", ..."отдел обеспечивает Президенту относительный контроль над ситуацией... Второй ключевой функцией отдела является подготовка и реализация стратегических и тактических сценариев "интриг" развития отношений между ключевыми персонами украинской политики и коррекция развития общественной, политической и экономической ситуации в стране".

      "...И, наконец, еще одной из важнейших функций отдела является разработка, реализация и безопасность схем, обеспечивающих прирост личного капитала Президента".

      "На счету отдела такие серьезные операции, как:

      І Махинации с кредитами МВФ.

      ІІ Отмывание денег с помощью ОГВЗ.

      ІІІ Предоставление льгот определенным коммерческим структурам и обеспечение привилегированного положения данных структур в наиболее прибыльных секторах экономики.

      ІV Приватизационные махинации.

      V План создания и сопровождения деятельности компании "Kiev Star GSM".

      Документ вызывал доверие, потому что в нем сконцентрированно и систематизированно объяснялся действующий на практике механизм двойной арифметики в государстве: в экономике, политике, морали, бизнесе, праве. Ничего нового будто бы и не было, кроме открытых схем обогащения Президента и роли в этом деле автора записки Гридасова Александра Борисовича. "...За время работы в отделе я реализовал 23 проекта на общую сумму 700млн. дол., из них 4 последних на 124 млн. дол. по личному распоряжению Президента".

      Далее в документе речь шла об особенностях порядков в самом отделе, угрозе расправы при любом намерении отойти в сторону. ...Собственно это, а еще понимание преступности происходящего, заставило автора обратиться за поддержкой, а также предложить свои услуги в борьбе со злом.

      К записке прилагались копии и оригиналы документов, скрепленные печатями отдела администрации Президента, досье на известных украинских политиков, оригинал записки на имя Президента о том, что на 01.11. 2000 года на счетах заграничных банков находятся его средства на сумму 699 754 372 USD. Упоминалось также о том, что копии важнейших документов сделаны автором собственноручно и находятся в надежном месте так же, как и аудио- и видеокассеты соответствующего содержания.

      Автор сообщал, что получил краткосрочный отпуск, на днях будет в Закарпатье и оттуда собирается эмигрировать, передав на определенных условиях весь компромат. Технология передачи расписана настолько профессионально, что это вызвало первое сомнение относительно подлинности документов. Все это напоминало фрагменты из произведения Оруэлла "1984" и политических детективов москвича Чингиза Абдуллаева, тем более, что документ был написан на русском языке. Особенно интересной была копия докладной Президенту по поводу газеты "Грані". Она была в основном правдивой, случилось так, что я читал ее раньше. Но правдивыми были только выводы относительно издания, изложенные же предложения по нейтрализации газеты рассчитаны были разве что на простачков. Речь шла о согласовании физического уничтожения главного редактора газеты. И это также скреплялось мокрой печатью. Подобного не могла бы выдумать ни Агата Кристи, ни другой представитель детективного жанра.

      В полночь, прощаясь с коллегой, договорились "документ" о заказе убийства передать в "Грані" для публикации, а над остальными бумагами подумать. Дело в том, что в них, несомненно, полуправда: методы, направления деятельности АП, оценки отдельных политиков в общем соответствуют действительности, но в целом пакет является провокацией.

      Авторство просчитать было нетрудно. Незадолго до этого в Украину вернулась большая группа российских имиджмейкеров, на выборах работавших на Л. Кучму. Поговаривали, будто за деньги В. Пинчука. Через "Трудову Україну" у них связь с СБУ, отсюда информация, документы, изготовление безупречных печатей. Почерк знакомый: эта группа занималась радикализацией президентской кампании посредством провокации (выпуск фальшивых газет, листовок, лотерейных билетов). Можно с большой долей достоверности утверждать, что и сценарий криворожского теракта также дело их рук.

      На следующий день состоялся конфиденциальный разговор с высоким должностным лицом. Речь шла о поддержке позиции относительно бюджета и некоторых законов со стороны проправительственных фракций, чтобы выступить против давления Банковой, тем более, что есть очень серьезные обвинения, компромат, даже кассеты с записями заказов, в том числе президентских, которые мы обязательно обнародуем. Цепочка из консультаций, советов, доносов сработала. Круг замкнулся. Через несколько дней в разговорах с некоторыми посетителями Президент ссылался на то, что у Мороза, мол, есть пленки, пусть выступает...

      Пленка была, но иного, нефальшивого содержания. К такому повороту "комбинаторы" оказались совершенно неготовы. Источником же заявлений П. Симоненко, спекуляций вокруг них был, скорее всего, тот же пакет "секретных документов" пана Гридасова, который оказался очень кстати для борьбы с провокаторами.

      Между прочим, Генпрокуратуре, следствию полезно было бы посмотреть бланки "спецотдела АП № 2117", печати, подписи, выяснить, кто и зачем этим занимался, уточнить - случайно не эти ли господа поставили под огонь Г. Гонгадзе, тем более, что их донимала не столько "Украинская правда", сколько материалы в ней, перепечатанные из "Граней". Уточнить также, насколько отвечает функциональным обязанностям СБУ участие в сомнительных операциях, прослушивании, источниках конфиденциальной информации, в частности, на каком основании через несколько дней после теракта в Кривом Роге первый заместитель председателя СБУ генерал Землянский на сессии парламента утверждал, что ему точно известно, что заказчиком теракта был С. Иванченко. Законодательство, между тем, право на такие выводы оставляет только суду. На то время С. Иванченко еще даже не собирались задерживать.

      Надеюсь, этими советами прокуратура воспользуется. Возможно, позже. Как орган государственной власти, а не как инструмент для сведения счетов.